/ Russian

Этика, доверие и тотальный государственный контроль за данными?

В последнее время меня всё более тревожит то что все государственные разработчики документов, исследований, концепций и тд. про данные забывают тему этики.

Дата этика или этика работы с данными - это острейший вопрос на повестке в мире. Он затрагивает бизнес работающий со сведениями о потребителях и он будет затрагивать государство связывающее данные из разных источников.

Данные могут использоваться как для общественного блага, так и для целевой дискриминации наиболее уязвимых групп. Как и во многих других областях их использование может быть новым "налогом на бедность", на тех кто не может ускользнуть от всевидящего ока государства.

Я, кстати, в очередной раз подчеркну что хотя и риски цензуры существуют и существенны, но риски использования государством данных лежат гораздо больше в другом. Они в использовании данных в целях сбора данных для сбора большего объёма налогов, для снижения социальных обязательств и много другого что лежит за пределами науки о данных, а непосредственно связано с качеством работы государства в целом. В том какие изначально задачи ставятся при сборе, обработке и анализе данных.

И одна ситуация когда это делается для повышения социальной справедливости, но в не меньшей степени это может быть и приход государства/госкорпораций на коммерческие рынки или же организация систем неналоговых сборов прикрываясь справедливостью и не только.

Рассмотрим вполне коммерческий рынок такси и их агрегаторов. Во многих городах и странах департаменты транспорта жестко регулируют этот рынок. Все такси соблюдают единые требования по внешнему виду, маркам машин, обязательному устройству отслеживания и фиксированной цене.

Есть ли риск что государство видящее развитие агрегаторов такси в России и обладающее налоговыми и неналоговыми данными в определённый момент не создаст госкорпорацию "Неумолимого добра" и не отдаст ей этот рынок?

Он есть и его ощущает бизнес. Проблема не только в том что ещё 10 лет назад Медведева запрашивали на ликвидацию госкорпораций как юр. формы и одна даже была преобразована в ПАО - Роснано, проблема в том что нет четкого сигнала об отказе от государственной экспансии во всё что только возможно. А она есть в самых разных направлениях: цифровой прослеживаемости, ужесточении требований к ИТ инфраструктуре, замыкании госзаказа на подчиненные предприятия и многое другое.
В отличие от западных рынков где монополии формируются в направлениях winner-takes-it-all в России эти монополии устанавливаются законодательно и не дают шансов на возврат коммерческих отношений если государство монополию уже утвердило.

Для ученых будущего, которые через много лет будут исследовать этот период деградации социальных отношений и предпринимательства в России происходящее даст много пищи для научных работ.

Но здесь и сейчас, отсутствие явно декларируемых самоограничений государства, отсутствие хотя бы публично декларируемого этического базиса, всё это тревожит даже больше чем общее ослабление качества госуправления.

Мало кто вспоминает что китайский путь внедрения тотального контроля основан на высочайшем в мире уровне доверия граждан к государству. Более чем 86% китайцев доверяют правительству и это число выросло на 1% с 2018 по 2019 годы, в России же лишь 34% россиян доверяют государству и это минус 10% по сравнению 2019 года с 2018 годом.

Доверия нет в списке национальных проектов, его нет в целях до 2025 года, его нет в приоритетах правительства, целях Государственной думы да и измеримо оно не в деньгах, а в действиях направленных на интересы общества, как первичные и ключевые интересы.

Как раз этичность работы с данными и будет новым водоразделом в доверии и недоверии к государству, даже тех кто даже не задумывался об этом. И развиваться всё будет очень стремительно, если не думать об этом во уже прямо сейчас.

Ivan Begtin

Ivan Begtin

I am focused on Open Data, Procurement, e-Government, Open Government, Data, Public Budgets, Privacy and other tech, data and government stuff

Read More