/ Russian

Цифровая трансформация государств в мире. Практики которых нет в России

В России многое что делается государством в части изменения его присутствия в цифровой среде, но есть и многое что не делается и не делается давно.

Отчасти это последствия длительного отсутствия госполитики, отчасти - это отсутствие фокуса у российских законодателей и регуляторов. Что происходит в мире из того что могло бы происходить и у нас?

  1. Открытый исходный код. Тема даже более актуальная чем открытые данные, обычно востребованность данных и сообщества разработчиков приходят. В сообществе Government на Github собраны сотни органов власти и госучреждений по всему миру раскрывающих исходный код. В специальном проекте Open source government на data.world в июле 2017 года я публиковал статистику по 11611 репозиториям опубликованных госструктурами на github'е. В России открытие исходного кода госпроектов не является предметом госполитики, также и как использование инструментов с открытым исходным кодом. Вместо этого мы оперируем понятием "импортозамещение" с российскими производителями, которое не покрывает и 1/10 всех задач для которых необходимы программные продукты.
  2. Электронная архивация. Все вопросы связанные с долгосрочным сохранением знаний, документов, баз данных и всего что имеет цифровую форму выпадает из российской повестки реформы госуправления, цифровой экономики и тд. До сих пор нет какой-либо госполитики в России по долгосрочному сохранению цифровых артефактов, объектов и тд. имеющих только цифровую форму или цифровую форму как первичную. Нет не только цифровых архивов сайтов, нет даже репозиториев для долгосрочного хранения научных данных, результатов интеллектуальной собственности созданной в пользу государства и многое другое. Такие требования по digital preservation есть во всех развитых странах, цифровое сохранение является предметом активной работы архивистов, активистов и с огромным рынком. В России требования по электронной архивации должны были бы охватывать как минимум всё что касается обязательного хранения документов органов власти и тех ситуаций когда архивация требуется от бизнеса (например, архивация при ликвидации юридических лиц).
  3. Общие стандарты, правила и шаблоны. Один из важных трендов в государственном ИТ в мире - это установление дизайн стандартов, стандартов обучения, руководств по разработке и так далее. Design Guidelines и общие требования к визуальному представлению сайтов органов власти есть в США, Великобритании, Канаде, Италии и во многих других странах.
  4. Реформа закупок ИТ и ИТ услуг. Во всех странах где идёт трансформация государственного управления через цифровую повестку идёт реформа закупок ИТ услуг и сервисов. Помимо того что значительная часть работы происходит in-house и под это корректируют требования к госслужбе, там где это необходимо, но и появляются другие инструменты закупки ИТ услуг и продуктов. Это, и найм фрилансеров, и приобретение продуктов через онлайн маркетплейсы, и электронная покупка электронных продуктов, и и многое другое. Сейчас в России ограничения 44-ФЗ и НПА по регулированию государственной гражданской службы приводят к тому что государство создает разного рода НКО рядом с собой чтобы выводить работы из под этих обязательных требований.
  5. Кросс-обмен практиками, кодом и продуктами. Наличие принципов работы с открытым кодом, общих стандартов и иных результатов работы приводит к очень плотному обмену и даже совместной разработке многих продуктов. Так движок для порталов открытых данных CKAN используется десятками стран, разработчики из которых, государственные разработчики тоже, вносят исправления на github'е. Аналогично и проекты созданные внутри органов власти используют другие. Так проект Pulse по мониторингу внедрения безопасного веба в США с использованием HTTPS используется и обновляется ещё и в Канаде, Австралии, Германии и многих других странах. В виду специфики проекта - он мониторит государственные сайты на предмет использования у них протокола HTTPS по умолчанию и соблюдений требований безопасности, не все внедрения Pulse публичны, часто это делают внутренние подразделения органов отвечающих за цифровую инфраструктуру. Взаимообмен проектами и практиками происходит через конференции, хакатоны, форматы анти-конференций, форумы и так далее, так и через виртуальные, часто самоорганизующиеся команды.
  6. Изменение подходов к компетенциям. Помимо обязательного цифрового обучения, например, стандартов обучения и профилей как это делают в Австралии в части Learning Design Standards, это ещё и переход от формальных требований, к качественным. На многие позиции команды 18F в США пришли люди из open source среды и из некоммерческого сектора с длительным опытом создания проектов в режиме открытой разработки. Их привлечение - это не вопрос числа лет их выслуги на госслужбе, наличию допусков, наличию профильного образования и даже образования вообще. Это вопрос их опыта, компетенций и готовности к работе. Так ищут Senior product и Head of engineering manager в Digital Canada. Этот пример лишь один из многих.

Все перечисленное выше - это не исчерпывающий перечень. Отдельно заслуживают внимания внедрения современных практик управления проектами, разработки ПО и онлайн сервисов. Взаимодействие и диалог с пользователями, принципиальное изменение подходов к работе с пользователями через непрерывную обратную связь.

Первоисточники:

Ivan Begtin

Ivan Begtin

I am focused on Open Data, Procurement, e-Government, Open Government, Data, Public Budgets, Privacy and other tech, data and government stuff

Read More